Последний газ для Украины

20 March 2015

Частным газодобывающим компаниям предлагают альтернативный вариант расчетов по налоговым обязательствам. Пользователи недр смогут передавать часть добытого газа на сумму своих рентных обязательств НАК «Нафтогаз Украины».

press30-img1

Такая норма содержится в законопроекте №2395, инициированном Александром Онищенко, нардепом (группа «Воля Народа»), замглавы комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности. «Сегодня на плечи газодобытчиков возложена большая налоговая нагрузка, упомянутый документ должен облегчить фискальное давление на отрасль», – считает Онищенко.

Зачет-незачет?

В документе говорится, что НАК в течение трех рабочих дней после письменного обращения газодобытчика обязан заключить специальный договор и акт приема-передачи газа. Сумма договора не должна превышать число налоговых обязательств по оплате ренты. Цена газа добывающей компании будет рассчитываться, исходя из граничного уровня стоимости, установленной для промышленности и других потребителей Национальной комиссией, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). После фактической передачи голубого топлива НАК газодобытчика освобождают от уплаты ренты и ответственности за просрочку платежей.

Целесообразность такого законопроекта как минимум сомнительна. Данная инициатива – это возвращение в 90-е, где практиковались бартерные схемы, что убивает ликвидность, констатирует представитель крупной газодобывающей компании, пожелавший сохранить анонимность: «Рынкам нужны деньги и ликвидность, а не бартер».

Александр Горбуненко, финансовый директор Burisma Holdings, отмечает, что упомянутый документ потенциально содержит в себе достаточно серьезную бюрократическую и коррупционную составляющую. «Представьте, каждой компании необходимо согласовать, подписать, все оформить с государственной компанией. В теории, такой подход снизил бы фискальное давление на частные компании, так как им не пришлось бы оплачивать ренту в условиях дефицита собственных средств, но остается большая неопределенность с тем, каким образом подобные операции будут приниматься со стороны Государственной фискальной службы», – сетует он.

Скорее, это помощь «Нафтогазу», а не поддержка газодобытчиков, полагает Артур Сомов, финансовый директор ПАО «Карпатыгаз». Он пояснил, что НАК с декабря начал продавать газ коммерческим потребителям и декларирует нереалистичные объемы топлива, тогда как передача газа в счет ренты позволит госкомпании заполнить недостающий объем топлива.

Затянутые пояса

Но самое важное, что такая инициатива не решит главную проблему в отрасли. Сегодня частные газодобывающие компании «на грани вымирания». Проблемы начались в августе прошлого года. Ссылаясь на сложное политическое и экономическое положение государства и необходимость наполнить госбюджет, чиновники решили поднять рентную плату при добыче газа с глубины до 5 км с 28% до 55%, с глубины свыше 5 км – с 15% до 28%.

Александр Харченко, директор Центра исследования энергетики, объясняет, что изначально ренту хотели повысить только частникам, работающим по договору совместной деятельности (ДСД) с госкомпаниями. И это было вполне логично, так как государство стремилось прикрыть схемы, по которым эти газодобытчики обогащались за счет пользования уже готовыми скважинами, не внося своих инвестиций в развитие. Но позже включили и остальных частных газодобытчиков.

Причем данная мера правительства позиционировалась как временная, экстренная, и с 1 января 2015 года ставки ренты обещали вернуть на прежний уровень. Но неожиданно для всех эту меру продлили еще на полгода. Больше всего не повезло предпринимателям, работающим по ДСД. С 1 января им пришлось платить ренту 60% от стоимости газа, а со второго квартала – 65%, с третьего – 70%.

Последствия резкого ухудшения условий работы газодобытчиков неутешительны. Если в начале 2014 года средний рост объемов добычи газа частными компаниями превышал 30%, то по итогам января 2015 года этот показатель снизился до 11%, говорят в «Нефтегаздобыче». Отечественные отраслевые ассоциации прогнозируют, что уже в текущем году сектор частной газодобычи просядет на 1 млрд куб. м, а это порядка 4 млрд гривен рентных платежей в бюджет, напоминают в «Смарт-Холдинге».

По оценкам «Нефтегаздобычи», в текущей ситуации только на протяжении 2015-2017 годов Украина недополучит 5 млрд куб. м газа собственной добычи. Этот объем придется импортировать с высокими рисками для энергетической и экономической безопасности страны.

Налоговая нагрузка в комплексе с ограничением реализации газа промышленности (постановление Кабмина №647) заставила добытчиков существенно сократить или даже свернуть свои инвестиционные программы. К примеру, «Смарт-Энерджи» только в 2014 году сократил плановый объем инвестиций с $44 млн до $22 млн. На текущий год компания также урезала инвестиции на $15 млн.

По словам Горбуненко, Burisma на 2015 год сократила инвестиции в разведку и добычу газа с $175 млн до $25 млн. Евгений Паленка, финансовый директор совместного предприятия «Полтавская газонефтяная компания» («дочка» британской JKX), информирует, что его компания вообще решила не инвестировать в этом году, хотя в плане стояло несколько десятков миллионов долларов: «При таких ставках налогов вопрос окупаемости капитальных вложений становится непонятным, поэтому мы вынуждены сворачивать инвестиции». На этом фоне компаниям приходится массово увольнять персонал.

Вместе с ними с рынка уходят также иностранные компании, которые были основными донаторами передовых технологий для отечественной отрасли, разработки которой остались на уровне 80-90-х годов прошлого столетия. В декабре 2014 года американская компания Chevron отказалась от реализации проекта по добыче сланцевого газа в Западной Украине, указав среди мотивов двукратное увеличение налоговой нагрузки на отрасль. С похожим заявлением выступила британско-нидерландская компания Shell, которая 12 марта остановила разведку в Харьковской области.

И их можно понять, ведь сегодня газодобыча не только перестала приносить прибыли, но некоторым дается в убыток. Согласно подсчетам Олега Бакулина, и. о. президента всеукраинской общественной организации «Союз участников либерализации газового рынка», в настоящий момент средняя себестоимость добычи составляет $150, или 3493,5 гривны (по курсу Нацбанка 23,29 грн/$) за 1000 куб. м природного газа. С 1 марта граничный уровень цены установлен для промышленного потребителя на уровне 8900 гривен за 1000 куб. м. В основном компании платят ренту 55%. Как правило, для поддержки реализации предприятия дают скидку поставщикам 10-12% от граничного уровня, то есть получается примерно 7900 гривен за 1000 куб. м природного газа. Экономика выглядит следующим образом: 7900 гривен (цена со скидкой) – 4985 гривен (рента 55%) – 3943 гривен (себестоимость). Итого получается убыток 488 гривны на каждых 1000 куб. м газа.

Еще можно спасти

Ставки ренты в Украине – одни из самых высоких в мире. В соседней Польше ставка ренты установлена на уровне 19%, Румынии – 30%, Азербайджане – 26%, в США – в среднем 18-20% (данные «Смарт-Холдинга»). Это прекрасно понимают в правительстве, но месяцы разговоров о понижении налогов премьером Арсением Яценюком так ни к чему и не привели. Есть и в Раде законопроект, возвращающий ставки ренты на былой уровень, но и он дальше регистрации никуда не пошел.

Сомов говорит, что привлекательность газодобычи вернется при ренте не выше 30%. С ним соглашается Горбуненко, добавляя, что для создания оптимальной регуляторной и инвестиционной среды необходим системный подход, предполагающий целый комплекс мероприятий. Например, предоставление льгот по таможенным пошлинам на ввоз оборудования (стимулирует бурение новых скважин), равный доступ добытчиков к магистральным трубопроводам, полная перезагрузка законодательства в нефтегазовой сфере – нужен современный профессиональный (на основе мнения индустрии и экспертов) комплексный набор законов (кодекс, например), который бы и решил те острые вопросы, которые стоят перед отраслью, и т.д.

При условии проведения быстрых и эффективных реформ нефтегазовой отрасли одна только «Нефтегаздобыча» в течение ближайших пяти лет имеет потенциал для увеличения добычи газа до 6 млрд куб. м. Это позволит компенсировать 25% нынешней потребности Украины в импортном энергоносителе. Если бы и другие компании развивались аналогичными темпами, уже в течение 5-7 лет потребность в импорте газа была бы сведена к минимуму или вовсе исчезла.

По словам Александра Горбуненко, одним из весомых факторов остается возврат доверия к государству в целом и его политике. «От начала процесса принятия инвестиционного решения до получения первого кубометра газа из новой скважины может пройти 1,5 или 2 года. В течение всего этого времени инвестор должен быть уверен в том, что правила игры не будут меняться 4-5 раз, существенно влияя на экономическую целесообразность каждого отдельно взятого проекта. Пока же у нас менее чем за полгода правила поменялись три раза», – резюмирует Горбуненко.